220030, г.Минск, ул. Володарского, 16 +375 17 365 46 94 bsp@beldruk.by для слабовидящих
БЕЛ РУС ENG
Свобода творчества или плагиат?

Бывает, заглянешь в книжный магазин в поисках вечной классики, а находишь… что-то сомнительное. «Гордость и предубеждение и зомби», «Новые приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона в России»… На первый взгляд может показаться, что такие книги – преступление против литературы, нравственности и человеческого вкуса, но притормозите – всё сделано в рамках закона. Все книги, ставшие классикой, – общественное достояние, а значит, открыты к новым интерпретациям. Но как вообще произведения получают такой статус? И что случается после? Мы постараемся ответить на эти вопросы максимально подробно, а заодно разберёмся, что такое общественное достояние и с чем его едят.

Вообразите, ситуацию: вы написали книгу. Конечно, она отлично продаётся (вы же наверняка хороший писатель), и с каждого экземпляра вы получаете своё небольшое отчисление – роялти. Как непосредственный создатель произведения, вы сохраняете все авторские права на него и вольны делать с ними всё, что заблагорассудится. Но никто не вечен. После вашей смерти, вероятно, права на эту (безусловно, гениальную) книгу перейдут вашим детям. А потом? Внукам, правнукам? Вечно будут передаваться по наследству, как эстафетная палочка?

Если бы всё было так, мы ни за что не получили бы открытый доступ ко множеству произведений, который считаются вечной классикой. Платить пришлось бы даже за публикацию произведений в школьных учебниках литературы. Ведь потомков у известных авторов немало, их количество растёт с каждым поколением и все машут бумажками о своём непосредственном авторском праве… Жуть.

К счастью, в реальности дела обстоят иначе. Авторское право на книгу не вечно и со временем истекает. Когда это происходит, книга становится достоянием широкой публики и может без проблем публиковаться в открытом доступе совершенно бесплатно. Теперь любой желающий может прочесть или издать её. А ещё – творчески переработать! Да-да, вот отсюда и растут ноги у бесконечных продолжений Шерлока Холмса, не имеющих никакого отношения к Артуру Конан Дойлю, и прочих переосмыслений готовых произведений. После попадания книги в список общественного достояния можно смело использовать не только её сюжет, но и героев, и целые куски текста в своих творческих изысканиях. И всё абсолютно законно.

Но есть один нюанс. После перехода книги в общественное достояние вы можете переиначивать её на любой лад и растаскивать на сюжетные запчасти, но при этом не забывать про неотчуждаемые авторские права – то есть, право называться автором произведения, использовать произведение под своим именем и т.д. То есть, если вы написали невероятную историю про Тома Сойера, воюющего с вампирами, не стоит бить себя в грудь и утверждать, что сами придумали этого персонажа.

Так… Когда книги становятся общественным достоянием?

Тут начинается сложная, запутанная и очень индивидуальная для каждой страны история – ведь общего срока перехода в общественное достояние попросту нет. Вот ещё, много чести – договариваться всем миром об авторских правах. Собственно, это стало причиной целой кучи неразберих.

В большинстве стран Западной Европы авторское право действовало 50 лет после смерти писателя, после чего книга становилась достоянием общественности. Но и тут не без исключений! В Германии этот срок составлял целых 70 лет. И всё бы ничего, но случилось создание Евросоюза, после которого, естественно, потребовалось привести в соответствие законодательство по авторскому праву. И тут новоиспечённые союзники столкнулись с непреодолимым препятствием: немецким упрямством. На мольбы понизить свои стандарты до 50 лет Германия только яростно отмалчивалась. Компромисса не вышло, так что срок действия авторских прав был продлён до 70 лет во всех странах Евросоюза. Книги, которые на тот момент уже успели стать общественным достоянием по старому законодательству, вернулись в статус «недосягаемо и защищено», а издатели, подготовившие их к печати, умылись своими слезами.

Впрочем, даже в этом общем для всех в Евросоюзе законе может быть сделано исключение. К примеру, если вы француз и в вашем свидетельстве о смерти указано, что вы «умерли за Францию». Тогда произведение переходит в общественное достояние через сто лет после публикации – к примеру, так защищаются произведения Антуана де Сент-Экзюпери.

В России, к слову, срок охраны авторских прав тоже 70 лет. Правда, если автор работал над своими книгами во время Второй мировой войны или даже участвовал в ней, этот срок продлевается на 4 года. А если писатель был репрессирован и реабилитирован посмертно, его авторские права начинают охраняться не с года смерти, а непосредственно с реабилитации.

Беларусь в плане охраны авторского права держится особняком и соблюдает старые добрые европейские традиции – 50 лет после смерти автора и ни минутой больше. Возможность вносить книги в список общественного достояния на 20 лет раньше, чем все страны-соседи – вот он, уникальный белорусский путь. Настоящий простор для бесчисленных интерпретаций.

Подбираемся к безумной пляске с авторскими правами в США. Итак, поначалу (и довольно продолжительное время) своё право на книгу, фильм и прочие произведения необходимо было… подтверждать. Через 28 лет, ага. Не подтвердил? Всё, теперь это общественное достояние, никаких тебе роялти. Правда, это правило касалось произведений, созданных в период с 1923 по 1964 год.

У вас мог возникнуть вопрос: а что с книгами, написанными до этого времени? Всё просто: произведения, опубликованные (запомните это слово) до 1923 года, находятся в общественном достоянии – все без исключения и вне зависимости от того, когда умер автор. Но и тут есть нюанс: если работа не была опубликована и долгие годы пылилась в ящике писательского стола, то авторские права охраняются как минимум на протяжении всей жизни создателя произведения – плюс ещё 70 лет после его смерти.

Не запутались ещё? В среднем срок охраны авторских прав в США составляет 95 лет после смерти автора. Недавно читатель Националки обратился к нам с любопытным вопросом: почему в одной из старых статей указано, что книга Маргарет Митчелл «Унесённые ветром» стала общественным достоянием? Ведь умерла она в 1949 году, рановато как-то. И этот вопрос подводит нас к очень неоднозначному аспекту общественного достояния.

Как вы могли заметить, в разных странах сроки охраны авторского права отличаются. То есть, одно и то же произведение может быть в общественном достоянии в Евросоюзе, но при этом охраняться по закону об авторских правах в США. Таким образом, вышеупомянутая книга «Унесённые ветром» доступна любому желающему практически по всему миру, кроме США, – ведь после смерти автора прошло ровно 70, а не 95 лет. Время творчески переосмыслить вечную классику – добавить в американский Юг немного оборотней, пришельцев и прочих необычных элементов.

К слову, о переосмыслениях

Переход книги в общественное достояние развязывает руки не только издательствам, которым больше не нужно платить авторские отчисления, но и писателям, которым… тоже не нужно ничего платить. И куда проще отмахиваться от обвинений в плагиате и осквернении классики.

В 2009 году переосмысление классики получило новый виток – на литературную арену выходит Сет Грэм-Смит и его книга «Гордость и предубеждение и зомби». О чём там был оригинальный роман? Забудьте: теперь это история о том, как полчища оживших мертвецов осаждают Лондон, а сёстры Беннет, вооружившись мушкетами и воинской честью, встают на защиту города, параллельно пытаясь удачно выйти замуж, как положено викторианским барышням. Текст при этом всё ещё почти целиком состоит из оригинального произведения Джейн Остин – правда, перекроенный и щедро приправленный зомбиапокалипсисом. И это… весело. Книга более чем комичная, такой она и задумывалась. Может, ярых поклонников таланта Джейн Остин это и оскорбит до глубины души, но менее критичным читателям может понравится этот странный симбиоз викторианской классики и современной фантастики с элементами хоррора. Несочетаемые вещи сплетаются на страницах «Гордость и предубеждение и зомби», на выходе образуя лёгкое чтиво на вечер, которое вряд ли изменит вашу жизнь, но явно развлечёт. Собственно, как и множество других работ в жанре mashup – интеграции классических произведений с фантастическими элементами. «Андроид Каренина» от Бена Уинтерса? Забавно. «Приключения Гекльберри Финна и зомби Джима»? Да, пожалуйста. «Тимур и его команда и вампиры» Татьяны Королёвой? Признайтесь, вы тоже заинтригованы.

Впрочем, mashup – не единственный способ использовать всем доступную классику. Куда чаще она порождает бесконечные продолжения, хорошие и не очень. Пожалуй, сильнее всего это отразилось на вышеупомянутом Шерлоке Холмсе. Гениальный сыщик настолько очаровал читателей, что фанатские произведения с его участием начали появляться гораздо раньше, чем вы можете себе представить.

В дореволюционной России. Ага, чуть ли не параллельно с самыми поздними работами Конана Дойля русские писатели П. Орловец и П. Никитин творили произведения, которые на тот момент считались ничуть не хуже оригинала, а некоторые даже приписывали самому автору Холмса. Нарушил ли этот писательский дуэт авторские права Конан Дойля? Вообще-то да. Но тогда к этому относились несколько проще и «Приключения Шерлока Холмса в России» все воспринимали как само собой разумеющееся. К слову, тоже рекомендуем к ознакомлению – где вы ещё увидите, как Холмс в сюртуке вываливается из кибитки?

Далеко не все наследники книг о Шерлоке Холмсе сохраняют первоначальный антураж – «Новые приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона в России» переносят героев не просто в другую страну, но ещё и современность. Приезжает Холмс в Россию и в книге Бориса Акунина «Нефритовые четки» (там он составляет компанию Эрасту Фандорину). Нил Гейман в сборнике «Хрупкие вещи» уверенно смешивает «Этюд в багровых тонах» и мрачные мотивы Лавкрафта. Но наш несомненный фаворит – «Шерлок Холмс против марсиан» Генри Лайона Олди. Кому ещё разбираться с инопланетным вторжением, как не лучшему сыщику в Англии?

Давайте посмотрим правде в глаза: мало какое продолжение по качеству приближается к оригиналу, не то что превосходит его. Даже у самих авторов сиквелы частенько выходят посредственными, а перед их последователями стоит ещё более сложная задача – продолжить уже логически завершённую (в большинстве случаев) книгу. В итоге многие продолжения получаются аляповатыми, неловкими, но пропитанными искренней любовью к оригиналу. Относитесь к ним с осторожностью и пониманием.

Итак, переход книги в общественное достояние – естественный процесс, который вы отныне понимаете чуть лучше. С каждым годом список открытых миру книг пополняется всё новыми произведениями классики, а полки книжных магазинов – их переработками, продолжениями, интерпретациями и всем, что только в голову взбредёт неистовым фанатам. В ваших силах найти там неогранённый алмаз фанатской литературы – или повод отвернуться от неё навсегда.

В конце концов, это ваше законное право.

Информация подготовлена по материалам Национальной библиотеки Республики Беларусь.

 

В торговых объектах РУП "Белсоюзпечать имеются в продаже книги зарубежных и белорусских писателей на белорусском и русском языке.